Мама, ты была права

мама и сын истории из жизни

Мама, ты была права! Эти слова сына просто разорвали моё сердце.

Мой Алёшка повстречал Ирину, когда ему был 32.

Он уже многого добился в жизни, конечно олигархом он не стал, но имел не большую, но стабильную фирму, хорошее образование и манеры, да и внешне природа его не обделила. Это я говорю не только как мать. Только вот с личной жизнью всё не клеилось.

И тут появилась она. Сын влюбился как мальчишка. Несколько дней подряд и только и слышала какая замечательная эта Ирочка. Потом он съехал от меня — снял квартиру, где они поселились вдвоём. Спустя, наверное, месяц Алёшка познакомил меня со своей возлюбленной. Девица как девица, молодая, смазливая мордашка. Приехала в столицу из какой то глубинки. Ничего сердце мое не почувствовало, ни где не ёкунло.

Спустя пять или шесть месяцев сын заехал ко мне, как всегда — счастливый и объявил — Мама, я женюсь!

Я была только рада, потому как видела, как светился сын рядом с Ириной.

Начались приятные предсвадебные хлопоты — поездки по салонам, платье, цветы, машина, банкет. Всё завертелось в счастливой кутерьме.

И вот, однажды поздно вечером приходит Алёша, как будто его подменили, лица нет, бледный. Его ненаглядная отменила свадьбу, сказала, что встретила свою первую любовь, поняла, что свадьба с Алексеем — это ошибка и укатила в неизвестном направлении.

После был кошмар. На сына невозможно было смотреть — похудел, осунулся. Весь ушёл в себя и в работу. Довёл себя до полного истощения душевного и физического. Через друзей нашли отличного психолога, которому, после долгой работы с Алёшей, удалось вернуть сына из депрессии. Он снова начал радоваться жизни, простым вещам, на лице стала всё чаще появляться улыбка. Выбрался на море — приехал загорелый, отдохнувший, счастливый.

Наверное, всё было слишком хорош в последние несколько месяцев. Потом как гром среди ясного неба на горизонте вновь появилась она. О её возвращении я узнала совершенно случайно — их вместе увидела моя близкая приятельница. И спросила меня, мол, молодые помирились? О том, как и из за чего они расстались я естественно, ни кому ни каких подробностей не рассказала, придумала какую то безобидную ложь во спасение. По этому приятельница, в отличии от меня не была удивлена их воссоединением.

Вечером, я дождалась возвращения сына с работы и устроила ему допрос с пристрастием. Что да как? Он не отпирался, сказал что уже около месяца прошло с тех пор, как Ира вернулась. Что у неё сложные жизненные обстоятельства, ей больше не к кому обратиться, что это только жалость и желание помочь. И только из этих чувств он снял этой твари квартиру и устроил её к себе на работу. О, я была в бешенстве. Сдерживая свой гнев внутри я пыталась вразумить сына. — Алёшенька, ну как же так можно! Неужели ты ещё не понял, что она за человек! Если она поступила так один раз, то что от неё можно ждать! В итоге мы оба наговорили друг другу много лишнего, сын вылетел из моей комнаты хлопнув дверью.

Всю ночь я не сомкнула глаз, в голове крутились разные мысли. И к утру я приняла решение. Не вмешиваться. Решение далось мне очень не легко, у меня ещё свежи в памяти воспоминания, о том, что эта Ирочка сделала с Алёшкой в прошлый раз. Но, он взрослый человек, тут на глаза упрямо наворачиваются слёзы, пусть поступает как хочет. Если буду сильно упорствовать, рискую потерять сына, оттолкнуть его от себя.

Конечно, я ни сколько не удивилась, когда через пару недель Алёша сказал, что они с Ирой снова вместе. И он переезжает к ней. Он регулярно звонил мне и иногда заезжал. Слава Богу один. Благодаря моему не вмешательству в его жизнь, наши отношения опять наладились. Плюс ко всему Алёшка снова был счастлив, его даже не надо было ни о чём спрашивать, достаточно взглянуть на него, и всё становилось ясно. Я молилась только об одном — что бы я ошиблась, на счёт Иры.

Но, всегда это но. Я не ошиблась… Как то днём, заходит Алёша, весь потухший, молча подходит к бару, наливает себе коньяка, молча пьет, снова наливает, пьет, падает в кресло и плачет. Последний раз я видела его слёзы, наверное, когда ему было лет пять. Расспрашивать сейчас смысла нет, путь чуть отойдёт. Я молча присела на подлокотник кресла.

Сын поднял лицо с рук, посмотрел на меня потухшими глазами —

— Мама, ты была права, — только и сказал он.

Оказалось, эта девица снова отбыла в неизвестном направлении, только в этот раз она прихватила из сейфа очень приличную сумму денег.